Как выживают дальнобойщики после введения системы «Платон»

Продавать фуры и закрывать свой малый бизнес приходится дальнобойщикам, которые недавно могли заработать на жизнь грузоперевозками. С введением системы «Платон» в кризисный год, когда спрос на их услуги снижается, доходы от такой работы в лучшем случае позволяют выходить в ноль. Серьезной проблемой стал очередной рост акцизов и стоимости запчастей. «Газета.Ru» пообщалась с простыми владельцами фур и выяснила, почему они продолжают протестовать.

«Моя машина жива и здорова»
Очередной крупный митинг против системы сбора оплаты за проезд с грузовиков массой от 12 т по федеральным трассам «Платон» собрал в Москве водителей фур из Санкт-Петербурга, Тульской, Вологодской, Ульяновской, Челябинской, Ивановской, Рязанской и Костромской областей, а также из республик Карелия, Мордовия и Удмуртия. Все они собрались в минувшее воскресенье, чтобы потребовать отменить непомерные, по их мнению, сборы.
Напомним, что система «Платон» работает в России около пяти месяцев — с 15 ноября прошлого года. За первые четыре месяца работы это позволило пополнить дорожный фонд на сумму около 4,8 млрд руб.
Вопреки волне протестов со стороны участников рынка автоперевозок по всей стране за каждый километр пройденного пути была установлена ставка 1,53 руб. В дальнейшем, с 1 марта 2016 года, планировалось увеличить стоимость проезда до 3,06 руб. за километр. Такая мера должна была позволить государству ежегодно собирать с автоперевозчиков до 50 млрд руб. в год для пополнения дорожного фонда. И уже с 2019 года Министерство транспорта планировало поднять таксу до 3,73 руб.
Однако продолжавшиеся волнения и массовые протесты, когда дальнобойщики из разных регионов планировали оккупировать подъезды к Москве, вынудили власти пойти на попятную. «Платон» не отменили, но размер сбора так и не увеличили. Кроме того, грузоперевозчикам пообещали засчитывать начисленные ранее средства в системе «Платон» в счет транспортного налога. Снизили и размер штрафов за неоплату проезда — с 500 тыс. руб. до 5 тыс. руб. для физлиц и юрлиц.
Однако никакие поблажки не убедили представителей среднего и малого бизнеса оказаться от своих требований — отменить «Платон», который, по их словам, оставил их без средств к существованию и вынудил продавать свои рабочие фуры. «Газета.Ru» побеседовала с несколькими автоперевозчиками из разных регионов и выяснила, как они выживают и почему готовы в любой момент выйти на митинг.
Перевозчик из Челябинска: продал две фуры из четырех
Денис Константинов в числе тех, кто приехал в Москву из Челябинска. До появления «Платона» предприниматель владел четырьмя автомобилями. Сейчас у него в гараже остались два отечественных «МАЗа». Поскольку денег перестало хватать, пришлось уволить единственного водителя и самому сесть за баранку. Скромный невысокий молодой человек в спортивном костюме охотно делится своими злоключениями.
«В основном я возил грузы по Сибири — в Омск, Новосибирск, Барнаул, Кемерово. Плечо в районе 1,5–2 тыс. км в одну сторону. Сейчас из-за «Платона» я должен заплатить около 6–7 тыс. руб. Это по действующему сейчас сниженному тарифу, который потом запросто могут поднять. Каждый автомобиль делает по четыре рейса в месяц.
И получается, сейчас «Платону» надо заплатить около 28 тыс. руб., а когда этот тариф поднимут — уже 60 тыс. Прибыль с автомобиля, при условии что работает водитель, — около 60–100 тыс. руб. с машины.
Но ведь есть еще амортизация, ремонт. Раньше, до кризиса, одна покрышка стоила 10 тыс. руб., а сейчас самая плохая китайская — 18 тыс. руб. Значит, переобуться в летнюю резину для меня — это 180 тыс. руб.
Сейчас дороги в таком ужасном состоянии, и деньги идут куда угодно, но точно не на их содержание. А мы ведь платим акцизы, транспортный налог, все полагающееся ИП. Сейчас создатели «Платона» нас обвиняют в том, что мы работаем по «серым» схемам, и утверждают, что, мол, недовольны те физлица, которые работали незаконно. Но никто из грузоотправителей не доверит свои товары стоимостью 10–20 млн руб. какому-то нелегалу. Мы приносим им все свои документы, подтверждаем, что мы ИП и работаем «вбелую».
Да, сейчас нам предложили вычитать расходы на «Платон» из суммы транспортного налога. Но это получается лукавство со стороны государства — зачем его тогда вообще вводили, если сейчас будут вычитать?»
«Не возим «серые» грузы, платим налоги, на жизнь не остается»
Индивидуальная предпринимательница из Челябинска Марина Жиравова владела четырьмя иностранными грузовиками марок DAF и Volvo. Грузы доставляла по всей России. Поскольку число заказов резко упало, а расходы на содержание автопарка, наоборот, выросли, ей пришлось продать три автомобиля.
«В таких условиях невозможно работать — большая конкуренция, все демпингуют, — жалуется хрупкая блондинка лет 35 в леопардовой курточке «Газете.Ru». — Мы брали машины в кредит. К счастью, успели рассчитаться до кризиса, но те из друзей, кто не успел это сделать, сейчас просто тонут. Грузов стало мало, работать по тем ставкам, что сейчас предлагают, стало невозможно. Дорог нет, машины разваливаются после поездок.
Водителей мы сейчас не нанимаем, это сплошное разорение, муж ездит сам.
До «Платона» при нормальном количестве заказа машина привозила за месяц около 100 тыс. руб. Сейчас, хотя муж сел за руль, мы получаем 40 тыс. руб., и это без уплаты этого «Платона» — если заплатить все сборы, то на жизнь вообще ничего не остается.
Транспортный налог не отменили, как обещали, акцизы опять повысили. Из телевизора нам говорят одно, а в жизни все совсем наоборот. Мы как ИП платим все отчисления, не возим «серые» грузы, грузимся на предприятиях с накладными. Сейчас платные дороги и дорогие запчасти просто добьют малый бизнес».
Фура стоит в огороде — плати 80 тысяч рублей в год
Уральский предприниматель Игорь Пасынков владеет 15 фурами и совмещает работу с членством в координационном совете Ассоциации дальнобойщиков.
«Из всех моих стоящих на учете автомобилей работают только два, — громким голосом восклицает крупный мужчина в годах. Он выглядит как классический дальнобойщик, за плечами которого не один десяток тысяч километров. — Сейчас провозная плата ниже себестоимости проезда.
Мы посчитали, что сейчас себестоимость доставки груза — это 45 руб. за километр.
Откуда это берется? Рост доллара привел к тому, что запчасти мы покупаем в два раза дороже. Износ резины — 2 руб. за километр пути с колеса. Мы проводим ТО раз в месяц, а все расходники нам считают в валюте. А сейчас среднерыночная цена перевозки 38–39 руб. Смысла что-то возить просто нет. И посмотрите, что сейчас делается с акцизами! В Казахстане стоимость топлива 20–21 руб. У нас далеко за 30 руб. У нас в цене «дизеля» было заложено 9 руб. акцизов, стало 10, плюс НДС выше, чем в Казахстане. И сейчас еще «Платон». Конечно, люди закрывают бизнес по всей России и продают свои грузовики. Но даже самый хороший продать не так просто. Они никому не нужны, хоть сейчас можно купить отличный вариант тысяч за 300. А даже стоя на приколе фура все равно тянет деньги: налог, стоянка. Да поставь его просто в огороде, все равно будешь платить по 8 тыс. руб. в месяц!»
Жена дальнобойщика и бухгалтер: мы не заработаем столько денег
Бухгалтер небольшого семейного бизнеса по грузоперевозкам из Нижнего Новгорода Зоя Попова по совместительству и жена водителя. Несколько лет назад они продали свою квартиру, чтобы купить вторую фуру и расширить свое дело. Жилье взяли уже в ипотеку, чтобы хватило места и для двоих маленьких детей. «Сначала дела шли неплохо, хотя по деньгам всегда сложно рассчитать — то дорогой ремонт, то колеса поменять. Так, полетели тормозные диски — это минус 60 тыс. руб., нужно поменять колесо — это еще 20 тыс., а их у машины 10. И все это из кармана нашего небольшого ИП.
За две фуры в год мы платим около 60 тыс. руб. в виде налога на транспорт. А сейчас с этим «Платоном», чтобы оплатить все наши поездки по федеральным трассам за год, придется отдать около 500 тыс. руб. за две машины.
Я очень сомневаюсь, что мы вообще столько заработаем! Так что все вычеты, которые нам обещают, — это просто подачка. При этом запчасти уже подорожали на 20–40%. Сейчас мы продолжаем платить акцизы на топливо, которые с апреля опять подняли, а значит, солярка тоже постоянно дорожает. Получается, что сборы только растут, а о малом бизнесе вообще никто не думает, нас просто обдирают». Как рассказала Попова, сейчас она старается вообще не платить за «Платон» и штрафы за это пока не получала. «Мы с мужем принимали участие в большой акции дальнобойщиков «Улитка», когда все медленно ехали по маршруту в правом ряду не быстрее 10 км в час. Мы готовы поддержать любую акцию, только бы нас услышали».
Между тем в понедельник Московский арбитражный суд отказал в иске Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального против введения системы взимания платы с грузовиков массой от 12 т за проезд по федеральным трассам под названием «Платон». Истец пытался оспорить и признать ничтожным соглашение между Росавтодором, строителем платных дорог, и «РТ-Инвест Транспортные Системы», оператором системы. Однако суд пришел к выводу, что закон, а не концессионное соглашение устанавливает плату с автомобилей массой свыше 12 т в счет возмещения вреда, причиняемого федеральным автомобильным дорогам. Таким образом, применение требований закона должно и будет осуществляться вне зависимости от наличия конкретного концессионного соглашения.
источник: http://ati.su/Media/Article.aspx?ID=5097&HeadingID=1