Диалоги о «Платоне»

В Петербурге состоялось заседание Конституционного суда (КС) РФ по вопросу конституционности взимания платы с большегрузных автомобилей за проезд по федеральным трассам. С запросом в КС обратились депутаты Госдумы. Заявители и представители госорганов спорили о том, является ли такая плата за проезд налоговым сбором и правомерно ли она установлена правительством.

 
В КС с запросом обратились 92 депутата Госдумы. Они оспаривают нормативные акты, которые стали основой для введения системы «Платон»: постановление правительства РФ от 14 июня 2013 года № 504, ст. 31 Закона от 8 ноября 2007 года № 257-ФЗ об автомобильных дорогах и ст. 12.21.3 Кодекса об административных правонарушениях. Эти нормы, по мнению заявителей, не соответствуют Конституции РФ. Положения предусматривают взимание платы с большегрузных (разрешенной массой более 12 тонн) автомобилей за проезд по федеральным дорогам. Система сбора платежей начала работать с 15 ноября прошлого года. Поступающие суммы должны компенсировать ущерб, наносимый трассам при проезде по ним грузовиков. В связи с этим на дальнобойщиков возложили дополнительные обязанности: зарегистрировать автомобили в системе «Платон» (происходит от словосочетания «плата за тонны»), а также установить специальное бортовое устройство или оформить перед выходом в рейс маршрутную карту. За несоблюдение указанных условий водители попадают под административную ответственность.
Депутаты полагают, что предусмотренная плата за проезд большегрузного транспорта «не отвечает требованиям справедливости, соразмерности и экономической обоснованности». На заседании КС от заявителей выступал депутат Юрий Синельщиков (фракция КПРФ). Он пояснил, что
такая плата, по своей сути, является налогом. Потому она должна устанавливаться не постановлением правительства РФ, а федеральным законом.
Кроме того, установленная административная ответственность за несоблюдение требований по оплате проезда автомобилей массой более 12 тонн, помимо того что вводит ограничения на передвижение товаров, основана на «акте исполнительной власти», а не на законе. Депутат обратил внимание, что «правительство не установило список дорог-дублеров, по которым можно было бы передвигаться» без уплаты сбора. Более того, по его словам, в ряде случаев таких дорог вообще нет. Дополнительное нарушение Юрий Синельщиков видит в том, что оператором взимания платы назначена компания. По его мнению, правительство не вправе было «передавать такие полномочия» ей.
Судья КС Сергей Казанцев поинтересовался у Юрия Синельщикова, обратились бы депутаты Госдумы с таким запросом, если бы плата за платежи была в 10 раз меньше. «Я бы лично обратился независимо от суммы, т.к. я нахожу целый ряд нарушений», — уверил депутат.
Также Юрий Синельщиков аргументировал свою позицию напоминанием, что штрафы для водителей, отказавшихся платить за проезд, записаны не в Кодексе об административных правонарушениях, а в печально известном постановлении правительства России № 504. Именно оно в 2013 году определило, как будет работать «Платон». Правительственные чиновники, таким образом, вышли за пределы своих полномочий, полагают в КПРФ.
Представитель компартии в Конституционном суде Юрий Синельщиков тоже вышел за пределы – изначально отправленного в КС запроса. Обращаясь к судьям с трибуны, он напирал на идеи социальной справедливости.
– По оценкам специалистов, число игроков рынка грузоперевозок, попадающих под действие «Платона», – 2 миллиона человек, но, учитывая, что у всех есть семьи, сбор затрагивает интересы гораздо большего числа россиян. Ускорение инфляции из-за системы «Платон» в 2017 году может составить до 1,5 процента, – перечислял он.
Сбор «парализует реализацию гражданами их конституционных прав», из компенсационной меры превращается «в инструмент подавления экономической самостоятельности» и установлен на основании «каких-то древних расчётов», полагает Синельщиков. Его позиция такая: все документы, которыми ввели «Платон» – а помимо постановления № 504, это поправки в КоАП и Закон «Об автомобильных дорогах» – надо отменить. Вместо них можно гибче регулировать транспортный налог или акцизы на топливо.
– Дороги разрушаются не из-за того, что по ним ездят, а из-за перепада температур. Я в своей жизни немало видел дорог, которыми вообще не пользуются, но проходит весна, и они трескаются. «Запорожец» какой-нибудь проедет – и всё крошится, – пояснял Синельщиков.
Представитель президента в КС Михаил Кротов указал, что в КС обратилась пятая часть всего состава депутатов, тогда как «при принятии закона вопрос о конституционности не ставился».
На это
Юрий Синельщиков возразил, что вопросы о конституционности платежа ставились при принятии закона, и что другие лица, включая президента РФ, тоже его критиковали.
Синельщиков подчеркнул в ответ на вопросы судей, что на этапе принятия закона в Госдуме не предполагалось, что оператора выберут без конкурса. «Для нас было открытие, когда всё это произошло», — недоуменно сообщил он.
Заявители потребовали признать спорные нормы не соответствующими статьям 55, 57, 72, 74, 75 и 76 Конституции России.
Михаил Кротов уверен, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции, а у правительства есть компетенция устанавливать такую плату за проезд большегрузных автомобилей. «Правительство может предусматривать публичные платежи, если они не носят налогового характера», — напомнил он. Михаил Кротов напомнил определение налога из ст. 8 Налогового кодекса (НК) РФ. Это «обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физлиц в форме отчуждения принадлежащих им… денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований». Плата с дальнобойщиков не отвечает признаку индивидуальной безвозмездности, считает он. Михаил Кротов добавил, что невыполнение этой обязанности — плата за проезд — «не влечет за собой обязательного взимания налоговой недоимки».
Такой же позицию придерживаются представители Совета Федерации, правительства, прокуратуры и Минюста.
— Протяженность маршрута — единственный критерий индивидуальности платежа, — указал представитель от Совета Федерации Петр Кучеренко. — Платеж будет одинаковым для автомобиля массой 18 и 48 тонн, хотя они несопоставимы по нанесенному вреду.
Мнение оппонентов Синельщикова – представителей органов государственной власти – в общем, вытекало из того, что они делали в последние пять месяцев. Напомним, после того как «Платон» вызвал массовые протесты водителей, систему начали аккуратно смягчать. Сначала снизили штрафы – с 450 до 5 тысяч рублей, затем пообещали сохранить до 2017 года минимальный тариф на проезд – в 1,53 рубля за километр дороги.
Вот и на слушании в КС чиновники доказывали, что система, конечно, не идеальна, но гораздо лучше того, что было раньше. А небольшие «недочёты» и «шероховатости» власть активно сглаживает.
– Мы же все очень любим справедливость. А она достижима? Абсолютная справедливость, как и абсолютная истина, недостижима, – рассуждал полпред правительства в КС Михаил Барщевский. – Когда мы рассматриваем какую-то новеллу, надо понять: эта норма принята как продвижение к справедливости или нет?
Жизнь до системы «Платон», по мысли Барщевского, была менее справедливой, чем жизнь с «Платоном»:
– Мне кажется, когда человек на «Жигулях» или Daewoo Nexia платил за качественную дорогу то же, что и владелец большегруза, это было совсем не справедливым.
В ответ на это Юрий Синельщиков возразил, в России и так собирают дифференцированный транспортный налог — его величина зависит от физического показателя, который потенциально влияет на износ дорожного полотна, например, мощность двигателя.
«Мы провели расчеты. Выяснилось, что размер транспортного налога грузовика Volvo в 24 тонны и 400 лошадиных сил в 17 раз выше, чем у Lada Granta», — заметил депутат. То есть новая система как раз стала менее справедливой, так как она гребет под одну гребенку все машины тяжелее 12 тонн, независимо от их показателей. Кроме того, размер платы не зависит от доходов плательщика, как это происходит с НДФЛ или налогом на прибыль, что заявителям тоже кажется нечестным.
Также Минэкономразвития представило в КС 50-страничную справку, где показывало, что аналогичные «Платону» проекты действуют в Германии, Австрии, Франции и в прочих государствах просвещённой Европы.
– В России запуск «Платона» прошёл гораздо успешнее, чем в аналогичных странах, а платежи по нему ниже. Проблемы в Германии были настолько серьёзными, что старт системы пришлось отложить, – уверял публику представитель Совета Федерации Пётр Кучеренко.
Петр Кучеренко также напомнил, что в стране установлено порядка 60 некодифицированных, обязательных платежей, которые поступают в том числе в специальные фонды. Например, так собирают плату за причинение вреда ядерными производствами или даже нотариальную госпошлину.
Полпред президента Михаил Кротов объяснил, что вскоре для многотонников сделают вычет по транспортному налогу. А ещё снимут с них дополнительную обязанность платить за сверхнормативный вред дорогам. Ситуация до введения «Платона» приводила к «скрытому субсидированию государством затрат на ремонт дорожного полотна», уверен Кротов, а машина с нагрузкой «на одиночную ось в 10 тонн оказывает такое же воздействие на трассу, как примерно 60 тысяч легковых автомобилей».
Представитель правительства Михаил Барщевский намекнул, что обращение депутатов связано с предстоящими выборами. Он подсказал заявителям, что «можно было бы оспаривать “Платон” еще с одной точки зрения — нарушение тайны перемещения и личной жизни». «Мы привыкли думать, что эта плата возложена на собственников, водителей, но нет — она возложена на грузоотправителя, — отметил Михаил Барщевский. — Это важно, потому что у грузоотправителя есть свобода выбора — отправить товар в меньшем транспорте, в “Газели”, по железной дороге… Это стимулирует грузоотправителя использовать более дешевые и менее вредные, более экологически чистые методы доставки грузов до потребителя».
Таким образом, Михаил Барщевский уверен, что введение «Платона» не просто пополнит государственный бюджет, но и улучшит экологию России.
«Но и это не главное, — прокомментировал позже «МК» свою точку зрения господин Барщевский. — Аргументы заявителей-депутатов не выдерживают никакой критики. И если бы не предвыборный год — никто бы из них эту тему не поднял. Наверное, можно обсуждать технологически неотрегулированные вопросы по «Платону», но не саму систему.
Я вам скажу так: дальнобойщик вообще не пострадает. Он вынимает эти деньги не из своего кармана, а из кармана владельца груза. Теперь все перевозки станут не серыми, а прозрачными — и эти средства пойдут прямо в бюджет.
Именно поэтому крупные компании, работающие по-белому, никогда не возражали и не возражают против «Платона».
— Ну так у них изначально большие объемы и маржа. А мелкие перевозчики прогорят. И в итоге все эти траты лягут на нас, на потребителей.
— А потребитель и так платит всегда, вы не знали? Кстати, никаких демонстраций дальнобойщиков возле Конституционного суда сегодня не было. Окончательное же решение КС станет известно не раньше чем через три недели, — закончил Михаил Барщевский.
Отсутствие дальнобойщиков у здания Конституционного суда прокомментировал Юрий Синельников.
— Я лично никого не приглашал, — пояснил журналистам депутат Юрий Синельников — Мы рассматриваем непростые вопросы, нужны ли здесь эмоции?
Дальнобойщиков действительно у здания Конституционного суда не наблюдалось. Но они по-прежнему стоят стеной в лагерях протеста на улице Дыбенко (в Питере) и в подмосковных Химках. Их семьи пока кормят коллеги. Одного из лидеров движения, Андрея Бажутина, корреспонденты «Московского Комсомольца» застали как раз в пути между Санкт-Петербургом и Москвой. Никак не откомментировав историческое заседание Конституционного суда, должного поставить точку в почти полугодовом споре властей и большегрузов (именно столько длится бессрочный протест),
Андрей Бажутин, однако, отметил, что прежде всего недоволен выступлением Путина.
Хотя тот и начал свою «Прямую линию» с разговора о дорогах. «Моя жена следила за этим по телевизору. Она — мать четырех детей, обычная домохозяйка — возмущена. Мы, я и мои коллеги, массово отсылали свои вопросы по «Платону» на «Прямую линию», вполне конкретные, а не абстрактные, и ни один в итоге озвучен не был».
— Я знаю, что ваше движение разделилось…
— Просто у одних одни интересы, у других — другие. Есть, к примеру, такой у нас Юрий Бубнов, который вообще ни с кем не желает объединяться, считает себя дальнобойщиком-одиночкой. Есть и те, кто надеется на помощь партий. Я считаю, что все это бесполезно. Как и Конституционный суд, какое бы решение он ни принял. 30 апреля начинает работу наш съезд, где будут решаться не политические, как хотелось бы некоторым, а чисто профессиональные проблемы.
Его оппонент-коллега Юрий Бубнов еще более категорично высказался по поводу заседания Конституционного суда:
– Я не жду от решения ничего и не верю, что КС может что-то изменить, – заявил «Фонтанке» петербуржец Юрий Бубнов.
По словам мужчины, система «Платон» его сейчас особенно не тревожит – просто потому, что за проезд Бубнов не платит. Также поступают большинство его знакомых, работающих в небольших предприятиях-грузоперевозчиках.
– Мы не считаем этот взнос законным. Изначально было непонятно, как он рассчитывался. Исследования, на основании которых он вводился, держатся в секрете, – говорит предприниматель. – К тому же «Платон» насколько сырой, что у ГИБДД просто нет технической возможности нас штрафовать.
– А что будет, если эта возможность появится? – поинтересовалась «Фонтанка».
– Люди снова забеспокоятся, – спрогнозировал Бубнов.
– Как вы видите будущее системы «Платон»?
– Полная отмена всего этого бреда и наказание виновных.
Пока же,
по данным самих дальнобойщиков, примерно процентов 70 за «Платон» не платит и всячески его саботирует.
Реакция судей
Любопытнее всего на заседании было наблюдать за реакцией судей. А по ней было понятно, что они имеют очень серьёзные вопросы к «Платону». И особенно – к её оператору, компании «РТ-Инвест Транспортные системы», связанной с Игорем Ротенбергом – сыном друга Владимира Путина Аркадия Ротенберга. Это предприятие правительство без конкурса назначило собирать деньги с дальнобойщиков. По подсчётам коммунистов, фирма ежегодно получает за свои услуги больше 10 миллиардов рублей.
На заседание пригласили представителей РТИТС – гендиректора Александра Советникова и его заместителя по правовым вопросам Михаила Попова. Судья-докладчик по делу Ольга Хохрякова интересовалась, что станет с миллиардными деньгами, которыми ведает фирма, если она, например, неожиданно обанкротится.
– У оператора прав на эти деньги нет, он является техническим агентом, призванным к их агрегированию, – успокаивал господин Попов.
– Предполагала ли Государственная дума, принимая поправки к Закону «Об автодорогах», что выбор оператора будет производиться без конкурса? – уточнял у Юрия Синельщикова судья Гадис Гаджиев.
– Нет, конечно. Нам ничего не было известно! Для нас было открытием, когда это всё произошло, – оправдывался коммунист. Позже в общении с журналистами он подчеркнул, что КПРФ за эти поправки не голосовала.
Внимательно КС выслушал и доводы представителя бизнес-омбудсмена Алексея Рябова – мужчина убеждал, что
юридическая база «Платона» полна недоговоренностей и недоработок. В перспективе водителей смогут даже привлечь к уголовной ответственности за неоплаченный проезд, уверял он, – ведь есть же в Уголовном кодексе статья 199 – «Уклонение от уплаты налогов или сборов».
– Сколько же надо поездить на большегрузе по России от Москвы до Владивостока, чтобы наездить на уголовную ответственность? – разрядил обстановку Михаил Барщевский.
Конституционный суд примет решение по делу в закрытом режиме и провозгласит его публично. Как правило, процедура занимает несколько недель. Можно предположить, что служители Фемиды оставят «Платон» в силе, но велят его существенно поправить.
Напомним, вопрос о законности создания системы «Платон» уже поднимался в январе этого года. Тогда в Арбитражный суд Москвы обратился с требованием признать незаконным запуск системы оппозиционер Алексей Навальный. Суд, впрочем, отказал ему.
источник: http://ati.su/Media/Article.aspx?ID=5115&HeadingID=214