Деньги, пахнущие потом дальнобойщиков

Черешня, кокаин, торговля землей или личное обаяние? Что именно позволило одиозному екатеринбургскому коммерсанту и соискателю должности в ЛДПР Ивану Обухову играть в большую политику? В этой игре на время объявлен тайм-аут, сам Обухов оказался в СИЗО, но один из бизнесов до сих пор приносит прибыль. Денежный поток, выкачиваемый из куска земли в промзоне Екатеринбурга, достаточен для взятки или подкупа. Если среди силовиков найдутся те, кто пойдет на сделку, то деньги будут пахнуть потом дальнобойщиков с 4-й овощебазы. Почему — подробности в расследовании агентства Ura.ru.

 
Иван Обухов известен во многих ипостасях. Многие его знают как и. о. координатора свердловского отделения ЛДПР, злые языки называют организатором сбыта южноамериканского кокаина, но больше всего он знаменит как представитель скандально известной ООО «Продовольственная база № 4», чаще называемой 4-й овощебазой.
За последние 15 лет ее делили между собой чиновник Контеев с «синим» криминалитетом, ОПС «Уралмаш» и заклятая партнерша Контеева Татьяна Русина при поддержке окружного главка МВД. Кто бы ни был хозяином, логика работы предприятия не изменилась. Не изменилась она и при Иване Обухове. Как он получил возможность сорить деньгами, «URA.Ru» на условиях анонимности рассказал осведомленный собеседник.
— Расскажите, как устроен бизнес господина Обухова?
— Все было просто — ежедневно собирать деньги с владельцев или водителей грузовых автомобилей. И вообще не важно было, чем была нагружена фура или даже «Газель»: машина заехала — плати деньги. Причем, делал это не Обухов — деньги для него собирали. На протяжении обычного рабочего дня это делали «бригадиры».
Ближе к вечеру собранная сумма наличными формировалась в руках одного человека. Как правило, это был один из старших бригадиров — Бахруз, который отдавал деньги Виталию Новикову, а Новиков относил наличку в какой-нибудь торговый центр. Туда, где Обухов назначал встречу и где происходила «инкассация».
— Механизм «инкассации» понятен. О каких суммах идет речь?
— С марта-апреля по сентябрь—октябрь ежедневно на руках у Обухова было не меньше миллиона рублей. Причем эти деньги были только от въезда грузовиков, другие статьи дохода я не называю и не рассматриваю.
Водитель каждой въезжающей на территорию базы фуры платит от 32 до 35 тысяч рублей — эта сумма только за проезд через ворота. Причем делалось это с 2 ночи до 7 утра.
С каждого въезда Обухов получал 28 тысяч рублей, все, что свыше этой суммы, делят между собой пять-шесть бригадиров. Для того, чтобы собрать миллион рублей, нужно было всего чуть более 30 машин.
Кстати, на территории базы есть парковочные места для 100 грузовиков (они паркуются торцом к складам, чтобы подключаться к электросети). Но, как правило, в сутки заезжало не более полусотни, иногда 40-45.
— Вы сказали, что только такая прибыль у Обухова в весенне-летний сезон, осенью? А зимой?
— Зимой на открытых площадках ставят гораздо меньше машин. Надо представлять структуру руководства овощебазы. Раньше всем «рулила» Татьяна Русина. Позже, когда стало понятно, что от Контеева, которому де-факто принадлежало предприятие, удалось избавиться, она представила своей команде Обухова. Всем было понятно, что он появился не просто так. За его спиной стояли силовики из главка МВД в УрФО (надолго «усадившие» чиновника).
До последнего времени территория базы была поделена условно на две части: с открытых площадок для фур деньги собирал Обухов, со складов (они в полную силу работают лишь в холодный период года) получала деньги Русина. И у того, и у другой были несколько разные клиенты, но Русина и Обухов считались директорами. Общую организацию процесса осуществлял заместитель обоих, Азер Пиримов. Он же является и самым крупным арендатором, сдающим площади базы в субаренду. Под Пиримовым «ходят» другие бригадиры — Заур, Бахром, Ахлиман.
Доход Русиной оценивать я не берусь, но бригадиры получали с каждой запущенной на территорию машины все, что было сверх 28 тысяч, причитавшихся Обухову.
— Несмотря на большие поборы, предприниматели все же не прекращают ездить на 4-ю овощебазу со всего СНГ. Почему?
— Бизнес-привычка.
Через базу проходит до 70% всех овощей и фруктов, направляющихся в УрФО.
Логистика такая, что сюда едут со всех регионов округа, кроме Ямала. Надо учесть при этом, что оборот базы был такой, что 20-тонная фура могла продать товар за 1-3 дня, максимум за четыре. Место освобождается, и на него заезжает новый грузовик, принося новую прибыль тем, кто контролирует работу логистического хаба. Все было бы нормально, если бы велся учет дохода и была бы нормальная отчетность, но рынок полон неучтенной налички.
Интересно вот что. Если даже если убрать все накладные расходы, которые доходят до 50 тысяч на фуру (снизить цену на въезд до 5 тысяч рублей, как в Тюмени, сделать бесплатные туалеты, весы, не платить грузчикам), то цена на килограмм мандаринов, например, упала бы всего на три рубля: с 58 до 55 рублей. Парадоксально, но это подсчитано.
источник: http://ati.su/Media/Article.aspx?ID=5083&HeadingID=3