Бывший министр транспорта РФ Виталий Ефимов: Я отношусь отрицательно к «Платону»

Интересы Мордовии в высшем законодательном органе власти в стране — Госдуме РФ — представляет в том числе уроженец Московской области, часть жизни проработавший в области Нижегородской, бывший министр транспорта России Виталий Ефимов. Что ему удалось сделать для Мордовии? Разговор корреспондента «Столицы С» с народным избранником получился однобокий, в том смысле, что обсуждали лишь тему дорог. Может, потому что она больше всех волнует?
 
Мордовия
Вы приняли участие в мероприятиях, связанных с визитом в Мордовию министра транспорта РФ Максима Соколова. Как все прошло?
— Достойно. В Саранске, в частности, состоялся совет при полпреде Президента РФ Приволжском федеральном округе на тему развития автодорог и безопасности дорожного движения. Почему именно в республике провели такое совещание? Потому что Мордовия — это один из тех регионов страны, у которого можно кое-чему поучиться…
Как вы оцениваете развитие транспортной сети — в частности, автодорожной — в регионе-13?
— Я когда прибываю в Саранск, то по дороге из аэропорта наблюдаю множество дорожных строек. Тут — новая развязка, там — новая магистраль… Вы же в Мордовии живете, правильно? Как сами оцениваете?
Ну, здесь важно ваше мнение, а не мое…
— Погодите, погодите… Я что, на допросе у следователя? Нет, милый мой, так не пойдет. Мы ведем диалог, поэтому будьте добры…
Хорошо… Побывав в большинстве регионов страны, могу сказать, что в Мордовии дороги — в сравнении с этими регионами — очень даже хороши.
— Вот, правильно! Смотрите… Я работал начальником транспортного управления в Горьковской области… Помню, еду в служебной машине, читаю документы, например. И на границе с Мордовией водитель предупреждал: «Все, Виталий Борисович, кончились дороги!» Это значит тряска и все такое… А сейчас произошли глобальные изменения и
дороги в Мордовии — одни из лучших в стране. Но. Еще остается много проблем в отрасли.
Допустим, как депутату с 2011 года мне удалось увеличить дорожный фонд Мордовии на 30%, а также привлечь около 8,5 миллиарда федеральных средств на дороги регионального и муниципального значения и сопоставимую сумму — на дороги федерального значения, которые у вас тоже есть в республике. Идут средства по программе «Развитие транспортной системы России» на строительство дорог в населенных пунктах, где живет более 125 человек. Но этого мало, потому что в республике около 30% сел и деревень не имеют подъездных путей с асфальтовым покрытием. Есть еще одна проблема, которая особенно не озвучивается на высоком уровне: на многих сельских улицах нет асфальта и жители вынуждены ходить по грязи круглый год в резиновых сапогах.
Следующий вопрос — стоит повышать качество дорог. Кстати, если говорить о финансировании отрасли… Нам нужно изыскивать откуда-то резервы… Прекрасно знаете, что сейчас идет сокращение финансирования почти везде — в медицине, в социалке, что уж говорить про дорожное строительство. Так вот, в Мордовию в 2016 году придет средств на 26% больше, чем годом ранее. Для регионов в такое сложное время это редкость. Думаю, что это тоже достижение депутатского корпуса. Мы выбили 300 миллионов на строительство перехода на улице Строительной, там будет развязка… В целом стройка стоит дорого, но она нужна городу. 1 миллиард 300 миллионов уйдет на продолжение строительства восточного участка объездной Саранска (от аэропорта).
СССР
А если уйти от сравнения качества транспортных направлений в регионах и сопоставить в целом Россию и развитые страны, например европейские? Ведь сравнение будет не в пользу нашего государства: протяженность сети небольшая, качество даже федеральных вроде М-5 «Урал» ужасное…
— Здесь я с вами согласен. А все почему? Развитые страны начали строить дороги 100 лет назад. Перед войной (видимо, Второй мировой — «С».) в Европе уже была развитая сеть дорог с жестким покрытием. А в СССР строительство развернулось лишь при Хрущеве, и то в первую очередь стали класть не асфальт, а камни… То есть сидели каменщики на коленях и пристукивали камни, создавая проезжую часть… В общем, здесь мы здорово отстали от Европы. Но есть и второе объяснение. Россия уж очень велика. Если помните, лишь четыре года назад Москву связали с Владивостоком асфальтовой дорогой…
Да-да, самому в 2008 году по дороге от Находки в Саранск пришлось преодолевать брод на федеральной трассе, и тогда общая протяженность грунтовок на пути превышала 2500 км…
— Вот-вот, и только недавно, значит, города связали нормальной трассой…
Как считаете, можно ли назвать минусом именно советского строя такое медленное развитие дорожной сети?
— (Задумывается — «С».) Мы все время ищем минусы в СССР… После войны (Великой Отечественной — «С».) мы вынуждены были восстанавливать разрушенные города и села. На это ушло 15 лет. 1945-й плюс 15 — это сколько получается? До 1960 года только вставали с колен! Не до дорог было! Следовало восстановить фабрики, города, села… И только при Хрущеве стали заниматься транспортными артериями, повторюсь. В СССР много строили, но там (в Европе — «С».) начали строить еще раньше! Хотя в той же Европе восстанавливать послевоенную экономику начали именно со строительства дорог… Поэтому нам нужно догонять. В какой-то мере делать это сложно. Ведь только вдумайтесь: протяженность пути от Москвы до Владивостока составляет 9 тысяч км! Этой дорогой, наверное, всю Данию можно застроить или другую какую европейскую страну… Важный момент: нам еще нужно сражаться за то, чтобы дороги строили качественно. Много денег уходит на их ремонт! Пожалуй, плохо пока сражаемся. И пресса, и мы, депутаты… То есть важно не только финансирование, но и качество в ремонте и строительстве. Пожалуй,
можно уже нам начинать обслуживать дороги по жизненному их циклу, когда предприятие, построившее магистраль, будет ее обслуживать 20—30 лет. Плохо сделал — будешь мучиться. Хорошо сделал — вложения потребуются минимальные.
Кстати, я тут прикинул… В 1994 году вы же были министром транспорта РФ? Значит, в том числе вас нужно благодарить за появление в моей деревне Заберезово Краснослободского района первой и пока единственной асфальтированной улицы? Тогда в той глуши это было целым событием. Страна еще не оправилась после развала СССР, но каким-то непостижимым образом вспомнила о маленьком населенном пункте и его проблемах с транспортной доступностью… У нас же только трактора ездили, грязь ужасная!
— Да, до 1996 года я был министром… Тогда удалось создать добротный дорожный фонд и строить ежегодно 8500 км дорог разных значений. Тогда было важно прокладывать асфальт к селам. Важно это и сейчас. Чтобы народ хорошо себя чувствовал на селе, чтобы молодежь не уезжала — что нужно для этого? Первое — газоснабжение. В Мордовии оно есть? Почти в каждой деревне. Второе — водопровод, и тут еще есть с чем работать. Наконец, третье, а может, самое главное — это наличие хорошей дороги. Чтобы люди не тракторами вытаскивали из грязи свои машины. Чтобы люди могли быстро доехать до райцентра, к родственникам в соседнее село, в театр в столицу региона. Если три эти задачи решим, то народ пойдет из города в деревню. Мне так кажется. Третью задачу я и стараюсь решать. Думаю, местами это получается. Скоро выборы… Если народ пожелает, чтобы я остался, то и дальше буду решать…
Хорошо, но тут ситуация такая… За 22 года та дорога в Заберезове полностью пришла в негодность, как и многие другие ранее построенные в селах…
— Ну, это нужно давать наказ депутату, чтобы он протолкнул… И тогда дорогу восстановят.
«Платон»
Понятно. В начале беседы вы заметили, что стране требуется изыскивать резервы на дорожное строительство. Может ли система сбора денег с грузовиков массой более 12 тонн «Платон» стать подспорьем в этом плане?
— Я отношусь отрицательно к «Платону». Он не даст того эффекта, на который рассчитывали инициаторы.
Хотя, знаете, в Европе подобная система действует… И вот в чем дело… Получается, что все же одна моя половина выступает за «Платон». По России ездит примерно 1500 иностранных грузовиков. И без «Платона» они ничего не платили бы, тогда как российские грузоперевозчики, начиная с Белоруссии, платят за проезд по европейским дорогам. Это как-то обидно! «Платон» ввели не так, как нужно… И перевозчики терпят серьезные финансовые издержки.
Может, переложить их на плечи грузовладельца?  Но как бы то ни было, в конечном счете перевозимая морковка все равно станет дороже…
Что с вашей инициативой по отмене транспортного налога для грузовиков массой более 12 тонн?
— Хм… Смотри, что получается… В дорожном фонде Мордовии, объем которого составляет порядка 1 миллиарда 600 миллионов рублей, 600 миллионов — это поступления от транспортного налога. Если его отменить, что будет? Правильно: уменьшатся объемы строительства и ремонта трасс. Кто от этого пострадает? Правильно: сами жители, сами автомобилисты. Потому что ездить по бездорожью и плохим дорогам — самим себе в убыток. Машины изнашиваются! Вот что делать? Как бы вы поступили на месте руководства страны? Что вы посоветуете, как гражданин?
Ну, я-то поддерживаю идею транспортного налога и не считаю, что его нужно отменять полностью, может, только для тяжелых грузовиков, раз на то пошло…
— Но дело еще вот в чем! Требуется, чтобы деньги из дорожного фонда уходили по назначению, а дороги делали качественно!
Все так часто говорят о воровстве в дорожной отрасли, и даже вы сейчас обмолвились… А где же тогда суды над ворами-дорожниками? Где все громкие дела? Почему их нет? В Мордовии на моей памяти ни одного подобного не было. Может, и не воруют глобально, как все об этом кричат?
— Вы меня извините, но с этими вопросами обратитесь в МВД. Я там не служу. Если бы у меня были юридически оформленные документы, что кто-то где-то взял, я бы отнес их в МВД или Следственный комитет. Может, у вас есть?
О чем и речь. У меня нет.
— Ну, вот. Нет, значит, нет. Одни слухи…
источник: http://ati.su/Media/Article.aspx?ID=5117&HeadingID=12